mechanician (mechanician) wrote,
mechanician
mechanician

Восьмидесятипроцентный марш

По-моему, если социальная группа, составляющая 80% населения, чувствует себя угнетенной, этому может быть два разумных объяснения: либо эта социальная группа сплошь состоит из слабаков и идиотов, либо она де-факто находится в режиме поражения в правах со стороны правящего политического режима. Думаю, никто не будет спорить, что с точки зрения человека, являющегося патриотом и радетелем этой социальной группы, вторая гипотеза должна иметь однозначный приоритет над первой. Стало быть, собирая людей на восьмидесятипроцентный марш, его организатор должен прямо сказать своим последователям: так, мол, и так, у нас апартеид и мы с ним будем бороться.

Что для этого надо? По сути необходимых и достаточных требований два: честные выборы и честный суд. Очевидно, что, пользуясь этими двумя инструментами, разумное и деятельное большинство сможет очень быстро подчинить деятельность государства своим интересам. Даже требование отставки текущего политического руководства является по отношению к этим требования вторичным и имеет смысл лишь исходя из предпосылки, что при этом руководстве такие требования точно не могут быть выполнены.

Соответственно, повестка дня такого марша должна состоять не более чем из трех пунктов:
1. Требуем честных выборов.
2. Требуем честного суда.
3. Требуем немедленной смены политического руководства страны.

Прочитав эти три пункта, нетрудно заметить в чем состоит главная проблема восьмидесятипроцентных радетелей: если адекватно и четко сформулировать требования восьмидесятипроцентного марша, он немедленно перестает быть специфически восьмидесятипроцентным. В самом деле, совершенно непонятно, почему к маршу с такими требованиями не может присоединиться кто-то, представляющий какое-либо трех-, двух-, одно- или даже менеепроцентное меньшинство. Таким образом, из восьмидесятипроцентно националистического митинг немедленно превращается в стопроцентно политический, чего его организаторы по каким-то причинам очевидно не хотят.

Нежелание это настолько сильно, что, указанные три пункта они с готовностью разбавляют до ровного числа 14 (и хорошо еще, что не 88) разными довесками качества от пункта к пункту все более сомнительного и отпугивающего все большее количество людей, мало того, заставляющих все большее количество людей усомниться в справедливости гипотезы, априори принятой за верную. Несмотря даже на то, что эти самые люди уверенно причисляют себя к тому самому восьмидесятипроцентному большинству.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments